#100821539
Бесплатная доставка оригинальная упаковка

Дмитрий Гуржий дал интервью журналу «АКСЕССУАРЫ. ВОКРУГ СУМКИ.» (сентябрь-октябрь 2011)

07/10

Дмитрий Гуржий дал интервью  журналу «АКСЕССУАРЫ. ВОКРУГ СУМКИ.» (сентябрь-октябрь 2011)


Dmitri Gourji interview LAST NEW Page

Дмитрий Гуржий родился в Москве, но все детство провел в Румынии – родители работали в посольстве, и на родину вернулся уже подростком. Окончил МГИМО, учился в аспирантуре и работал в Институте востоковедения. С началом 90-х начал заниматься собственным бизнесом – создал eBazaar, компанию по дистрибуции канцелярских и других офисных товаров.


А.ВС
Здравствуйте, Дмитрий!
Д.Г.
Приветствую!
А.ВС
Дмитрий, у вашей компании нацеленность на мужскую аудиторию?
Д.Г.
Да. По факту это так. Большая часть нашего бизнеса основана на мужской аудитории. Но мы отдаем себе отчет, что женщины — это 95% рынка, и надо как-то с ними работать. (смеется). Но женщины — это... Сложно. Что надо мужчинам — я понимаю. У нас 20-ти летний стаж работы с этим сегментом. У нас был и опыт с женскими сумками. Когда-то лет 15 назад мы занимались кожгалантерей, женской сумкой. И я помню, что это было... совершенно невыносимо! (смеется). Это были сумки из Таиланда. Привезли очень большое количество.
А.ВС
Это были дешевые сумки?
Д.Г.
Я бы не сказал. По тем временам-то, в 1993 году! Они стоили 200-300 долларов. Ну, в общем, три модели были раскуплены почти сразу, а все остальное встало. Не продается и все тут. Нет, мы, конечно, все продали в результате. Боже! Что женщине понравится, а что — нет? Это неизвестно ни-ко-му!Я не знаю... Это надо быть Кристиан Диором, чтобы все это чувствовать! Поэтому мы очень аккуратно начинаем подходить к женской аудитории.
А.ВС
Начинаете?
Д.Г.
Ну, конечно. Ты не можешь не подходить. Потому, что мы ведь занимаемся бизнесом, а тут весь бизнес — у женщин.
А.ВС
И как вы подходите?
Д.Г.
Сейчас мы выпустили броши. На стадии реализации «мелкая кожа». Вот мы сделали такие коллекции для мужчин — портмоне, ключницы, визитницы... И сейчас подобная коллекция появится для женщин. Но с таким ассортиментом как-то полегче, ведь это утилитарные вещи. Тут более-менее понятно. А что касается сумки...Это fashion-аксессуар в чистом виде.
А.ВС
Но вы же давно работаете с итальянцами...
Д.Г.
Да-да, давно. Но ведь не каждый итальянец-дизайнер может предложить что-то такое, интересное...
А.ВС
Но в Италии же много маленьких мастерских...
Д.Г.
Да, все можно делать. Согласен. Но вопрос времени, усилий. Силы воли, если хотите. Надо же концентрироваться на одном предмете, в данном случае на коллекции женских сумок. А у нас есть огромная текущая деятельность по мужскому ассортименту. Но мы начали заниматься женским ассортиментом. И будем продолжать.
А.ВС
А где делаются коллекции?
Д.Г.
Во Флоренции.
А.ВС
И кожа оттуда?
Д.Г.
Да, и кожа из Флоренции.
А.ВС
А кожу вы отбираете?
Д.Г.
Мы отбираем. Мы все контролируем. Вообще,это длительный процесс. От первой встречи до поставки коллекции проходит ровно год! Представляете?
А.ВС
Не думал, что так долго!
Д.Г.
Да-да. Притом же, это достаточно простые модели. Мы не устали усложнять — мы знаем, что востребовано на рынке для мужчин в целом. Мы взяли такие модели, адаптировали их под нас, под русских. И внесли ту эстетику, которая уже себя оправдала в наших ювелирных украшениях. Мы начали торговать с мая, и поняли, что мы «попали в яблочко», все хорошо и правильно сделали...И все коллекции вышли под брендом Gourji.
А.ВС
Цвет только черный?
Д.Г.
Да. Журналистам нравится красное, синее, зеленое, а продается на самом деле черное. (смеется)
А.ВС
А сколько изделий выпустили на рынок?
Д.Г.
Несколько тысяч. Это — ничего для Москвы. Про всю страну и не говорю. Но у нас нет задачи бежать впереди планеты всей. Мы должны нащупать... Вот в ювелирке мы теперь точно знаем, что нужно людям. Мы же не просто самовыражаемся. Мы хотим быть полезными, нужными.
А.ВС
Какие планы?
Д.Г.
Этой осенью начинаем заниматься «большой» кожей. Сумки, портфели, мессенджеры...
А.ВС
Мужские?
Д.Г.
Да, пока только мужские. К женщинам... мы тщательно готовимся.
А.ВС
А вы не создаете конкуренцию самим себе? Вы же продаете Dunhill, Piquadro...
Д.Г.
Вы знаете, нет, не конкурируем. Понятно, что в первую очередь люди покупают мировые бренды. А наша марка... она — дополнительная. Те, кто купил уже dunhill, Dupont, вот они и покупают нас. Те люди, у которых уже все есть, они хотят самовыразиться... им чего-то не хватает... И тут наш бренд востребован абсолютно.
А.ВС
Вы хотите сказать, что вся эта история появилась не из-за коммерческих целей, а больше из... неких духовных потребностей?
Д.Г.
Я увидел нишу, в которой сходятся и потребность определенного круга людей и коммерция. Наша аудитория — это люди, которые устали от... космополитичных брендов. Что ты японец, что ты китаец, что ты немец, что ты русский — у всех одно и то же. Везде есть локальные бренды. В Китае, например, есть Shanghai Tang. Знаете? Прекрасный бренд. Он рыночно оправдан.
А.ВС
Кто, с вашей точки зрения, делает «правильные» аксессуары?
Д.Г.
Мне нравится Hermes. С точки зрения посыла и дизайна мне очень близок Paul Smith. С точки зрения технологий мне интересно наблюдать, как развивается Bottega Veneta. Согласны?
А.ВС
Мне кажется, что у них есть сложности...
Д.Г.
Разве? Да посмотрите — у каждой дамы есть сумка Bottega Veneta! Значит, рынок-то принимает это! И у них какое-то совершенно невероятное количество бутиков по всему миру.
А.ВС
Давайте вернемся к бренду Gourji.
Д.Г.
Давайте-давайте. Вот смотрите. У нас 3 коллекции — «Серебряный век», «Безусловные знаки» и «Город». Коллекция «Серебряный век» навеяна мотивами картины Лентулова «Небозвон». «Город» — это Москва старинная и современная, ну,а «Знаки» сделана по мотивам нашей ювелирной коллекции. А в коже мы взяли стандартные экземпляры ключниц, кошельков и потом адаптировали их под нас.
А.ВС
Как это?
Д.Г.
Ну, например, когда мы делали портмоне, то делали так, чтобы в него входила купюра 500 евро. Итальянцы смотрели на нас, как на умалишенных! (смеется) Да-да! Они же не пользуются такими наличными. Хорошо, если они знают, что такая купюра есть! А нашему-то это надо! И пять тысяч рублей должно входить. Причем так, чтобы купюра не вылезала.
А.ВС
А делают те же итальянские фабрики? Ваши постоянные партнеры?
Д.Г.
Да. Но у них размеры изделий меньше. У европейцев другие потребности. Или вот еще. Нам нужно было сделать портмоне. Причем такой, чтобы в него входил паспорт, права, всякие справки, бумажки и десять тысяч долларов. Европейцы не ездят с такими портмоне. А наш человек ездит.
А.ВС
Это все ручная работа?
Д.Г.
Ну, конечно! Кстати, аналогично портмоне, мы сделали и портмоне для молодежи. Пользуется успехом. Мы опять «попали в яблочко». А вот посмотрите на ключницу. Мы говорим итальянцам: «Нам нужен другой размер. Гораздо больше!». Они в недоумении: «Ну, куда больше-то?!» Они жене понимают, что у нас двери-то бронированные. И ключи соответственно огромные! (смеется) Они нас не понимают. У них маленькие ключницы для английских ключей..
А.ВС
То есть полная приспособленность под наш рынок?
Д.Г.
В том-то все и дело. К нам, к примеру, в бутик dunhill приходили покупатели и спрашивали: «А у вас нет ключниц-то побольше?» Мы говорим dunhill’у: «Сделайте для России ключницы побольше размером. Есть же необходимость!» Но, увы... У западных компаний свои стандарты. И запросы нашего рынка их мало волнуют. Тогда мы и решили, что должны сами сделать все. Видите? Мы точно знаем, что нужно нашему мужчине.
А.ВС
Насчет западных компаний я как раз думаю, что все впереди. Время меняется. И то, что Вы начали делать свой бренд сейчас, — это очень вовремя.
Д.Г.
Я согласен. Но... всегда есть и сложные моменты. Например, мы ищем дизайнера для женских сумок. Но в России таких просто нет! Есть несколько русских ребят, которые здесь отучились, уехали туда, там работают...
А.ВС
Да, согласен, что такая проблема есть. Ведь дизайнер сумок должен уметь работать со всеми материалами, начиная от воловьей шкуры и заканчивая рафией, к примеру. А это опыт, опыт и опыт...Дмитрий, а как Ваша компания попала в Италию? Вы ведь начинали с Японии, с японских ручек. Так?
Д.Г.
Ну, да. А так и попали. Через ручки. Сначала японские ручки продавали, потом захотели дорогие ручки продавать и пришли в Италию в фирму Montegrappa. Ну, а дальше познакомились с Piquadro. Мне очень понравился бренд. Большие молодцы! Со своим видением, живые... В Италии много компаний, работающих с кожей. Как правило, это все семейные фирмы с большим количеством субподрядчиков — соседи, дальние родственник... Да-да! И это не то, «Я действительно Надо знать люблю красивые вещи. Я их чувствую!» чтобы они вот только что начали что-то делать. Нет! Они там последние двести лет это делают. Кто-то сшивает, кто-то карманы делает...Италия — это особый мир. Флоренция, Неаполь, Венеция... Там очень много маленьких мастерских.И очень сложно постороннему там работать. Надо знать всех. По сути дела надо работать с консолидатором, то есть с тем, кто управляет твоим заказом. У многих же нет электронной почты. (смеется). Единственная связь — это мопед! Ему сказали: «Вот так тут сшей». Он сшил, в рюкзак положили на мопед. Повез заказ.
А.ВС
Но насколько я знаю, начался процесс слияний.
Д.Г.
Да. Например, под Неаполем построены целые ювелирные города. Куда перевезли всех мелких производителей, которые последние двести лет по домашним мастерским все делали.
А.ВС
И с обувью такая же история.
Д.Г.
Да-да. Они молодцы. Но все это при государственной поддержке делается. Они консолидируются. И поэтому, вы же видите, что итальянцы делают с мировым рынком. Все самое лучшее из кожи — итальянское. И обувь, и сумки... Кстати, испанцы тоже начали делать неплохо.
А.ВС
А что скажете про Америку?
Д.Г.
Не очень понимаю их, если честно. Раньше мне нравился Coach. Я помню, моя жена давным-давно, в 93-м году, по-моему, купила рюкзачок Coach. Так по сей день его носит. Он абсолютно актуален до сих пор. И качество на высшем уровне. А то, что производится сейчас под этим брендом, очень спорно... Они делают вещи нагод, на сезон.
А.ВС
Американцы делают вещи для широкого рынка.
Д.Г.
Да. Вот если придти в 6-ти этажный бутик Тиффанина 5-м авеню, то на четырех этажах из шести продаются абсолютно стандартные, простые и одинаковые вещи. И очереди, как в МакДональдсе. (смеется) Да-да. Конечно, на других этажах — там просто...произведения искусства.
А.ВС
Дмитрий, надо заниматься модой?
Д.Г.
Безусловно. В начале нашего пути мы этого не понимали. Потом уже стало все ясно. И вот наши запонки, кстати, абсолютно в моде, в тренде.
А.ВС
Мне интересно. Вот Вы говорите, что Вы не художник, не дизайнер. Но ведь Вы в результате принимаете решение — какое изделие будет. Это интуиция?
Д.Г.
Я думаю, что да. Мне нравятся красивые вещи. Я их просто... чувствую. А.ВСА есть советники?
Д.Г.
Ну, конечно. И моя жена, Наталья Семенова. У нее потрясающий вкус. И мои друзья — искусствоведы, к которым я всегда обращаюсь.
А.ВС
Это обязательный процесс?
Д.Г.
Конечно, конечно. Мы собираем разные мнения. Но в результате решение должен принимать ты сам. Ты обязан брать на себя ответственность. В принципе, у меня всегда изначально есть понимание,но чтобы избежать какой-то откровенной ошибки, надо советоваться. Вот, например, коллекция по «Небозвону». Я чувствовал, что идея правильная. но были сомнения — а не слишком ли это... кичева-то? Всем нравится, все вроде бы красиво, но сомнения были... И, слава богу, напрасные.
А.ВС
Ясно. А что Вы думаете по поводу тенденций? Куда «движутся» аксессуары? Что с ними будет?
Д.Г.
Я считаю, что они развитие идет в первую очередь в сторону удобства и комфорта. Аксессуар должен быть удобен! В данном случае сумка должна быть и легкой, и чтобы все помещалось. Это ключевой момент. А второе — люди думают о том, что должна быть какая-то самоидентификация. Это им важно. Чтобы через аксессуар как-то выражать себя, как-то выделяться. Не обязательно, как попугай! (смеется) И вот этим-то мы и занимаемся. То есть, нам важны две вещи: наш покупатель должен получить, во-первых, практичную вещь. Для этого мы и меряем длину ключей, толщину пачки денег...
А.ВС
Тоже измерили?
Д.Г.
Конечно, а как же! (смеется). Ну, и, во-вторых, он получает некую самоидентификацию, некое отличие... Но все равно во всех ситуациях есть и плюсы и минусы. Вот, смотрите. «Небозвон». Это не православная история, не религиозная. Но, тем не менее, какой-то смысл этот тут есть же. И люди других вероисповеданий просто не купят вещь из этой коллекции. Даже если они не ходят в синагогу или мечеть.
А.ВС
А Вы верующий?
Д.Г.
Скажем так, я — верующий агностик.
А.ВС
Сколько сумок у Вашей супруги?
Д.Г.
Бесконечное количество.
А.ВС
Это сколько?
Д.Г.
Сотни. Много, да, очень много. Это не только бренды типа Hermes, а те, что нравятся. Много сумок, привезенных из разных стран. Ручной работы. Кстати, сейчас ситуация улучшилась — сумок стало меньше! (смеется) А в свое время она могла посоревноваться с Имельдой Маркес. Моя жена ведь — дизайнер. И ей нравятся красивые вещи. Она очень стильный человек.
А.ВС
То есть это вопрос эстетики?
Д.Г.
Да, это вопрос красоты. И, конечно, любая женщина хочет выглядеть разнообразно. И это правильно и хорошо. Кстати, я до сих пор помню, когда я познакомился со своей будущей женой, какая у нее была сумка. Это была венгерская сумка из толстой кожи. Невероятной красоты. До сих пор хранится дома. Почти вечная история.
А.ВС
Какая у Вас мечта сегодня?
Д.Г.
О! Мечт много.Но вот задача сегодня у меня главная такая: надо расширять команду. Очень хочу увеличения круга умелых людей. Идей много. И надо быстрее их реализовывать!
А.ВС
А что мешает?
Д.Г.
Специалистов не хватает. Вот мы говорили — ну, нет дизайнеров по крупной кожгалантерии! Или чтобы найти 3D-дизайнера... Замучаешься искать! Наша сегодняшняя команда уже очень сильная и, я бы сказал, уникальная. Это — небольшой коллектив, который успешно решает задачу создания нового бренда в luxury сегменте, чему в России буквально единичные примеры. Нашему бренду уже три года. И на месте мы не стоим. Но когда смотришь, что Наполеон делал за три года! (смеется) Или Петр Первый! По большому счету мы хотим стать глобальным, мировым брендом аксессуаров.
А.ВС
Двигаетесь в эту сторону?
Д.Г.
Двигаемся, конечно. Мы продаемся и в Париже, и в Лондоне, и в Куршавеле... Мы участвуем в Базельских выставках. Движемся, движемся. Сейчас нас покупают за рубежом процентов на восемьдесят русские. Но это нормально! Диора в свое время тоже покупали только французы.
А.ВС
Сколько же надо усилий и средств!
Д.Г.
Да, но Вы знаете, время идет... Сейчас будем выходить на американский рынок. Тот же ShanghaiTang десять лет назад был локальным брендом,был один бутик всего в Гонконге. А сейчас он есть везде по миру. И в ЦУМе. Поэтому я считаю, что все возможно. Все желания осуществимы.
А.ВС
А что нужно, чтобы желания исполнялись?
Д.Г.
О-о-о! У меня есть личный многолетний опыт по этому поводу. А сформулировать его можно народной мудростью: «Терпенье и труд все перетрут». Во-первых, желание должно быть. Вы знаете, у очень многих людей просто нет мечты! Просто нет. Поэтому надо начинать именно с этого. Затем — нужно думать. Потом — нужно фокусироваться на мечте и делать. И, если твое желание правильное, позитивное, конструктивное, то вокруг тебя неизбежно появятся единомышленники. И при всех этих составляющих ты обязательно достигнешь своей цели. Я знаю точно — какую мечту имеешь, то и получишь. Так что мечтать надо по-крупному. А то...Поставишь себе малюсенькую цель, ее и достигнешь. А время ушло. И что? Чем же ты занимался? Вроде все по-честному — твоя же была цель,вот ты ее и получил. А что ты хотел по большому счету-то? А? Поэтому надо ставить амбициозные цели, но которые должны соответствовать твоему внутреннему содержанию, твоим... духовным возможностям. Потому что это трагедии, когда люди ставят сумасшедшие, неисполнимые цели... Так что, надо правильно выбирать мечты и цели.
А.ВС
Спасибо Вам за откровенный и интересный разговор. И искреннее спасибо за те красивые вещи, которые создаете!

Издательский Дом SUN MEDIA

img